На злачных пажитях

Господь – Пастырь мой; я ни в чем не буду нуждаться: Он покоит меня на злачных пажитях и водит меня к водам тихим, подкрепляет душу мою, направляет меня на стези правды ради имени Своего. Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной; Твой жезл и Твой посох – они успокаивают меня. Ты приготовил предо мною трапезу в виду врагов моих; умастил елеем голову мою; чаша моя преисполнена. Так, благость и милость [Твоя] да сопровождают меня во все дни жизни моей, и я пребуду в доме Господнем многие дни. (Пс. 22)

Для многих поколений верующих эти строки стали одним из любимейших мест Святого Писания. Спросите – почему? Да потому, что в немногих строках этого псалма устами Давида сформулирована позиция человека, который несмотря ни на какие трудности – а их, кстати, хватало во все века, – в радости или в скорби знает, что Господь никогда не оставит уповающих на Него и даст всё потребное для жизни и благочестия, как сказано в другом месте Библии. Впрочем, перед вами сейчас не исследование данного Псалма с точки зрения богословия или стилистики, а просто рассказ одного из тех, кого Господь точно так же, как когда-то царя-псалмопевца, покоит на злачных пажитях и водит к водам тихим.

Как всё начиналось

Когда я размышляю о моей жизни до и после покаяния, мне вспоминается головоломка, называемая паззлы (puzzle). Покупая эту игрушку, вы получаете коробку с пятьюстами (или тремя тысячами – зависит от сложности задания) кусочками пластмассы. На каждом из них находится отдельный фрагмент очень красивого рисунка, который должен получиться в результате правильной сборки. Так вот, проводя аналогию, можно сказать, что моя жизнь без Господа была такой вот разбросанной на множество частиц головоломкой, и далеко не всегда мне удавалось понять, что в ней к чему крепить. Когда же моя жизнь стала принадлежать Господу, она всё больше и больше стала походить на тот самый красивый рисунок, который должен получиться в итоге. Конечно, рисунок этот ещё далеко не завершён, но, глядя на то, что уже прорисовывается, можно предположить, что будет дальше.

А началось всё с песни. Вернее с нескольких песен, услышанных мною в коридорах харьковского интерната для слепых детей им. В.Г. Короленко, где я тогда учился. Их пел один из наших лучших гитаристов, которого я знал как обычного пацана, не чуждавшегося водки и девчонок, и вовсю блиставшего своими музыкальными талантами. И вдруг этот парень запел о Христе, да, притом, запел не какими-то заумными словами,а на нормальном человеческом языке, и песни эти затрагивали самые потайные струнки души. Но, увы, дальше душевного трепета дело тогда не пошло, хотя и моя любимая учительница русского языка, уверовавшая в то же время, изо всех сил пыталась наставить меня на путь истинный. Несмотря на всё моё уважение к ней, в то время я пытался жить по-своему. Не то, чтобы был против, но считал, что в жизни надо всё попробовать, да и признавал верными только те выводы, до которых доходил сам./p>

После окончания интерната жизнь моя пошла по стандартному пути, хотя я этому изо всех сил противился. Но я все же устроился работать на предприятие общества слепых в Днепропетровске, а в следующем году поступил в университет на немецкое отделение филфака. Работы на заводе практически не было, что помогло мне закончить университет, так сказать, без отрыва от производства. В свободное от работы и учёбы время я развлекался тем, что брал гитару и шёл на вокзал или на базар петь песни. Зачастую и на электричках по пригородам катался с теми же песнями. Конечно, денежный фактор играл в этом свою роль, и далеко не последнюю, но, в первую очередь, я делал это потому, что мне это нравилось. Чувствовал себя эдаким бродячим музыкантом – романтика… Также ездил по разным фестивалям со своими песнями, в этом, впрочем, не преуспел – было пару каких-то мест, но не более.

Так продолжалось до последнего курса университета. На дворе стояла осень 1999 года. В октябре на областном радио был объявлен конкурс молодых исполнителей, и я решил принять в нём участие. Пришёл на радио записываться и познакомился со звукорежиссёром. Он оказался классным парнем, и мне захотелось подружиться с ним. А как это делается у нормальных мужиков? – Вот я и предложил ему попить пивка на остановке неподалёку от радиоцентра. А он мне говорит – не пью, мол, верующий. Я поговорил с ним ещё немного и понял, что его вера такая же, о какой мне рассказывала моя школьная учительница. Он оставил мне свой телефон, пригласил на служение. Месяца через полтора я всё-таки решил выбраться: посмотреть, во что люди верят. Пришёл я в этот день немного раньше – как раз заканчивалась репетиция прославления. Я услышал эти песни и понял, что остаюсь. Так я стал сначала прихожанином, а потом и членом Днепропетровской церкви «Восстановление», входящей в ассоциацию «Благая весть» под руководством Рика Реннера.

Начало служения в церкви
Вживаясь в коллектив церкви, я практически сразу начал задумываться о своём месте в нём. Мне хотелось не просто просиживать штаны на воскресных служениях, а приносить реальную пользу церкви и Господу. Конечно, я читал Библию, молился, жертвовал по мере сил, но этого мне казалось мало – я видел себя в конкретном служении. Попытался влиться в прославление, но ввиду отсутствия у меня зрения, я не мог адекватно реагировать на знаки лидера, что приводило к разнобою в движениях. В общем, мне пришлось оставить служение прославления и ограничиться ролью ведущего поклонение на домашней группе. Также я пел на всех церковных праздниках: сначала чужие песни, а потом и свои, когда они начали появляться. Из собственного опыта могу сказать, что инвалиду не так-то просто найти себя в служении – и не потому, что окружающие братья и сёстры или руководство церкви плохо относятся, а потому, что им, в большинстве своём, не так уж часто приходится общаться с инвалидами в повседневной жизни, и они иногда просто не знают всех возможностей конкретного человека. Поэтому, если человек с инвалидностью хочет служить в церкви, ему нужны, прежде всего, два, казалось бы, противоположных качества характера: упорство и смирение. Упорство – чтобы не отказаться от своей мечты, не бросить ее на полдороги, если что-то не сразу получится, а смирение – чтобы не раздражаться и не обижаться на людей, когда они не понимают тебя или просто не воспринимают всерьёз. Обида – это тот подводный камень, о который нередко спотыкаются даже абсолютно здоровые и успешные люди, а что говорить о человеке, имеющем серьёзные проблемы… Да и бывшая советская система изо всех сил приучала инвалидов к тому, что им все должны, что придёт добрый дядя, и всё за них сделает. Дорогие братья и сёстры, это заблуждение – никто не придёт, и ничего не сделает, во всяком случае, никто нам ничего не должен. Поэтому я призываю людей имеющих проблемы не отчаиваться, и ни в коем случае ни на кого не обижаться, а полностью положиться на Господа в том, чего мы не можем и взять на себя ответственность за то, что мы можем. Я знаю незрячих людей, боящихся элементарно выйти из дома, и знаю человека, который, будучи полностью парализован и не имея возможности двигать руками и ногами, тем не менее, освоил компьютер и работает на нём, набирая тексты палочкой, закреплённой на голове при помощи обруча. Этот человек верит в Иисуса Христа, и не просто верит, а проповедует Евангелие в интернете, при помощи своих стихов и своего сайта. Вот два типа поведения, какой из них избрать – решайте сами. Да и не так уж мало в церковной жизни сфер, где инвалиды могут служить наравне со здоровыми людьми – молитва, проповедь, различные виды творчества, прославляющие Господа и т.д. Да и работа на компьютере сейчас доступна даже незрячим, благодаря так называемым программам чтения с экрана, которые голосом читают информацию с монитора и озвучивают набор на клавиатуре. Таким образом можно читать и набирать тексты, работать с интернетом и электронной почтой и делать ещё многое. Так что, было бы желание, а Господь обязательно усмотрит – по себе знаю. Я в своё время очень сильно печалился, что не могу участвовать в группе прославления, но, как будет видно из дальнейшего рассказа, Господь готовил для меня другое служение, ничуть не хуже того, для которого я оказался непригоден.

Подготовка к самостоятельному служению

было это так: когда я пришёл к Господу, те песни, что я писал в миру, естественно, прекратились. Мне очень нравились христианские песни, и я с самого покаяния мечтал славить Господа песнями. Однако прошло 2 года, прежде чем эта мечта начала осуществляться. Должно было пройти время, измениться мировоззрение – одним словом, нужно было подготовится к служению. И вот, когда у меня набралось уже порядка трёх десятков песен, я подошёл к пастору и попросил благословения служить этими песнями не только у себя в церкви, но и в других церквях. Благословение было получено, и с тех пор началось моё служение по церквям.

Служение Максима Варфоломеева на минеральных курортах серерного Кавказа. С 15 по 17 октября состоялись служения автора и исполнителя христианских песен Максима Варфоломеева в церквях Есентуков, Пятигорска и Кисловодска.

Украинский автор и исполнитель христианских песен Максим Варфоломеев впервые служил в городах северного Кавказа. Он побывал в церкви «Любовь Христа спасителя» г. Есентуки, мессианской общине «Скиния» г. Пятигорск, а также в баптистской церкви и церкви Иисуса Христа г. Кисловодск. На служениях Максим пел свои старые и новые песни и свидетельствовал о том, что Господь делает в его жизни. Многие люди получили ободрение через его служение.

Максим Варфоломеев уверовал в Иисуса Христа в 1999 г. В днепропетровской церкви «Слово жизни» (ныне «Восстановление»). В настоящее время живёт в Полтаве и принадлежит к церкви «Свет жизни». Христианские песни начал писать в 2002 г, а активно служить в церквях с 2003 г. Видение его служения – прославление Господа и ободрение верующих. Если вы хотите пригласить Максима в свою церковь, то можно связаться с ним по e-mail: maxvarf@gala.net maxvarf@mail.ru Сайт музыканта: http://www.slavimboga.org/