Пророк Малахи — это и есть тот самый Мордехай?

В Талмуде (трактат Мегила, лист 15) есть несколько высказываний наших Учителей о пророке Малахи. Исключительность личности Малахи, помимо всего прочего, состоит еще и в том, что он был последним пророком в истории и его книгой (которая так и называется — Малахи) завершается раздел Танаха Невиим(«Пророки»).

Прежде чем мы будем рассматривать дискуссию о личности Малахи в Талмуде, подчеркну, что наши Учителя, обсуждая ту или иную тему, в первую очередь, исследуют не материальную оболочку явления, но — его корни в Высших мирах (а иногда вообще — этим и ограничиваются). Это — общее для Устной Торы положение.

Например, в Талмуде (трактат Сота, лист 11) сообщается, что, анализируя фразу Торы: «И встал новый царь (фараон) над Египтом, который не знал Йосефа» (Шемот, гл. 1, ст. 8), наши величайшие Учителя Рав и Шемуэль высказали, казалось бы, несовместимые друг с другом точки зрения. Первый отметил, что речь в данной фразе действительно идет о новом царе (фараоне). Другой — что фараон остался тот же, но изменил свою политику — на противоположную.

Как такое может быть?

Это не удивит нас, если мы не забудем об упомянутом выше положении, общем для всей Устной Торы. И нам будет ясно, что Учителя в своих высказываниях раскрывают некий общий принцип взаимодействия нашего народа с правителем страны, в которой мы находимся. Причем принцип этот — заложен в самом устройстве мира. И состоит он в том, что судьба определяется нашим осознанием факта, что еврей в чужой стране — всегда на чужбине и даже на один день не должен питать себя какими-либо иллюзиями по этому поводу.

Стоило только сынам Израиля почувствовать, что они, поселившись в чужой стране, могут «расслабиться» (см. Берешит, гл. 47, ст. 27), как на Небе тут же включился механизм создания ситуации, которая покажет им, что они ошибаются.

На земном уровне это воплотится (всегда, без исключений — о чем и сообщили нам великие Рав и Шемуэль) либо в смене правителя, либо, даже если правитель останется прежним — в изменении политического курса. Наша история, включая самую новейшую, в том числе — и ситуацию последних нескольких лет, полна примерами, демонстрирующими такой Небесный механизм в действии.

А теперь вернемся к личности пророка Малахи.

В упомянутом фрагменте Талмуда написано: «Сказал рав Нахман (в некоторых рукописях ссылаются даже на Учителя предыдущего поколения — Рава, того самого, о котором мы говорили выше): Малахи — это Мордехай. А Малахи он (Мордехай) назван потому, что сказано в книге Эстер (гл. 10, ст. 3), что Мордехай был вторым (по значимости в государстве) после царя».

Поясним, что слово малах в буквальном переводе означает — «выполняющий поручения».

Но в Талмуде отвергается это высказывание. На том основании, что в другом месте Устной Торы, где приводится (частичный) список тех, кто обладал пророческим даром в первые годы правления царя Дарьяваша (Дария Второго), Мордехай и Малахи числятся, как отдельные личности.

Далее приводится другое высказывание: «Сказал раби Йегошуа бен Корха: Малахи — это Эзра. Остальные же Учителя сказали: Малахи — имя собственное этого пророка».

Но в разъяснение высказывания раби Йегошуа бен Корха Талмуд сравнивает книгу пророка Малахи с книгой Эзры и отмечает, что обе они — на одну тему. Речь идет о запрете на смешанные браки.

Так можем ли мы говорить, что Малахи это все-таки — Эзра? И почему рав Нахман, зная о списке пророков, сказал, тем не менее, что Малахи — это Мордехай?

Клубок вопросов распутается, если мы вспомним об общем для всей Устной Торы положении (см. выше), вспомним, что наших Учителей, прежде всего, интересовала возможность найти корни явлений в Высших мирах.

Внимательно прочтем отрывок из пророчества Малахи, его знаменитые слова, в которых Всевышний возвещает: «Вот посылаю Я вам пророка Элиягу перед наступлением великого и трепетного дня (раскрытия) Моей сути (моего Имени). И повернет он (пророк Элиягу) сердца отцов к сыновьям, а сердца сыновей — к отцам…».

И если мы теперь обратимся к книге Эстер и рассмотрим ее с позиций этого фрагмента, нам станет ясно, почему рав Нахман говорил, что Малахи — это Мордехай.

Дело тут в том, что под словом «царь» в книге Эстер, если рядом с ним нет имени Ахашверош, подразумевается Царь всего мира, Всевышний (таково общее правило понимания текста данной книги). И тогда получается, что Мордехай, который, как нам известно, был в тот момент «вторым по значимости лицом после царя», стал человеком, который реализует указания Царя (что совпадает со значением слова малах). И, называя его «Малахи», рав Нахман хотел подчеркнуть, что отдельный элемент пророчества Малахи (о соединении сердец) реализовался в дни Мордехая, когда весь народ полностью осознал необходимость принятия законов Торы (см. книга Эстер, гл. 9, ст. 27).

В книге Эзры находим, что народ под его духовным влиянием также принял на себя законы Торы и вернулся на пути Всевышнего (главы 9 и 10). И это тоже было воплощением одной из граней пророчества Малахи.

Подводя итоги, скажем, что пророк Малахи поведал нам о предваряющем, необходимом условии — корень которого на Небе (там уже ждет пророк Элиягу) — раскрытия в мире Сути Творца. Это — единение сердец отцов и детей на путях к Творцу. А Учителя продемонстрировали, как две грани этого явления, корень которого уже существуют в Высших мирах, проявились здесь, на земле, в дни Мордехая, а затем и Эзры.

И в этом великий урок для нас и указание на будущее.

Автор текста Элиягу Эссас

Источник: http://evrey.com/sitep/askrabbi1/q.php?q=otvet/q2590.htm{:}